В истории находятся все тайны политической прозорливости

//В истории находятся все тайны политической прозорливости

В истории находятся все тайны политической прозорливости

ВСМИ устроили настоящую истерику потому что Россию не позвали на празднование 75-ой годовщины высадки союзнических войск в Нормандии.

Пригласили всех – президентов США, Франции, английскую королеву, канцлера ФРГ, но не президента России.

В зависимости от своей политической ориентации, российская, да и зарубежная пресса, взахлеб комментировала этот факт. Одни смаковали с откровенной злобой, мол, так этим «плохим русским» и надо. Другие – с непониманием и возмущением, как вообще такое могло быть, учитывая тот факт, что Советский Союз не только понес самые большие жертвы в ходе мировой войны, но и сыграл решающую роль в разгроме фашистской Германии.

Политики тех времен в отличие от современного поколения хорошо знали историю и прекрасно помнили, как сто тридцать лет назад (от 1944 года) русские войска, разгромив доселе непобедимую наполеоновскую армию, прошли по всей Европе до самого Парижа. И ничто и никто не мог остановить их в праведном гневе.

Парадокс состоит в том, что в мире ничего нового не происходит. Все, что случается в наши дни, уже было. Так что в том, что сейчас на Западе пытаются, мягко говоря, «преуменьшить» подвиг советских солдат, тоже нового ничего нет. А это происходит повсеместно и в самых разных формах.

В США выпускают медаль по случаю годовщины окончания Второй мировой войны и почему-то «забывают» выбить на ней название страны, которой мир обязан разгрому фашизма. В бывших странах соцлагеря сносят памятники воинам-освободителям, которые в одночасье превратились в «оккупантов», а в прессе предпочитают больше писать о «зверствах» советских войск в Европе, нежели о тех жертвах, которые они понесли для освобождения той или иной страны. Как-то все резко забыли, что на алтарь победы наша страна положила тогда 24-27 миллионов человек против 7 миллионов немцев и 450 тысяч британцев.

И раз уж мы упомянули Отечественную войну 1812 года, для тех, кто плохо знает историю, расскажем одну историческую быль. Для этого перенесемся в Европу на 200 лет назад. Россия торжествовала, одержав победу над Наполеоном, русские войска уже вернулись из Парижа в казармы, оставив после себя не только в память потомкам название «бистро» для кафе быстрого обслуживания, но и благодарность за избавление от диктатора.

Но только очень скоро на смену благодарности пришла откровенная злоба, и европейские газеты заполонили статьи, цель которых, как и сейчас, состояла в том, чтобы поставить под сомнение роль России в разгроме наполеоновской армады, да и вообще опорочить страну-победителя. Волна русофобии в те годы буквально захлестывала печать Западной Европы, европейские писатели и поэты наперебой изображали Россию, как мрачную страну варваров и тиранов. Даже столь любимый в СССР Виктор Гюго писал:

Россия! Ты молчишь, угрюмая служанка
Санкт-Петербургской тьмы, немая каторжанка
Сибирских рудников, засыпанных пургой,
Полярный каземат, империя вампира.

Россия и Сибирь – два лика у кумира:
Одна личина – гнет, отчаянье – в другой.

Россия занимает слабую позицию в информационной войне. Между тем, тогда, 200 лет назад, российские власти прекрасно понимали важность пропаганды и контрпропаганды. По свидетельству историков, о необходимости противодействовать враждебной кампании против России император Николай I задумался сразу после того, как вступил на трон.

В результате по его указанию в 1832 году на базе Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии была создана служба политической разведки. Ее основной заслугой было создание в Европе сети из так называемых «агентов-литераторов», среди которых были известные в те годы писатели и публицисты Я.А. Толстой, К.Ф. Швейцер, М. Дюран, Я.Н. Озерецковский и другие. Задача агентов-литераторов состояла в том, чтобы опровергать в зарубежной прессе неблагоприятные отзывы о России, регулярно появлявшиеся в газетах, журналах и книгах того времени.

Русская политическая разведка создала свои представительства во многих странах. Кроме Англии и Франции, опорные пункты Третьего отделения имелись в Швейцарии, Бельгии, Австрии. Всю работу агентов России за рубежом координировал надворный советник барон Швейцер, литератор и журналист. Вот как об этом отчитывалось Третье отделение: «Я послал в Германию одного из моих чиновников (имеется в виду барон Швейцер) с целью опровергать посредством дельных и умных газетных статей грубые нелепости, печатаемые за границей о России и ее монархе…».

И тут надо вспомнить об одном человеке – Федоре Тютчеве. Подавляющее большинство из нас знает его как поэта, хотя сам он относился к своему творчеству больше как к забаве. А в реальной жизни был дипломатом-разведчиком, и вошел в историю как первый русский специалист (причем очень успешный) по пропаганде и контрпропаганде.

«Занятные вещи пишутся и печатаются в Германии о русских солдатах, которые тридцать лет тому назад проливали кровь на полях сражений своей отчизны, дабы достигнуть освобождения Германии», – с возмущением отмечал Тютчев. Их кровь, писал он, обращаясь к немцам, «слилась с кровью ваших отцов и ваших братьев, смыла позор Германии и завоевала ей независимость и честь… После веков раздробленности и долгих лет политической смерти немцы смогли получить свою национальную независимость только благодаря великодушному содействию России».

В результате, пишет Тютчев, ту державу, которую «поколение 1813 года приветствовало с благородным восторгом… удалось с помощью припева, постоянно повторяемого нынешнему поколению при его нарождении, почти удалось, говорю я, эту же самую державу преобразовать в чудовище для большинства людей нашего времени, и многие уже возмужалые умы не усомнились вернуться к простодушному ребячеству первого возраста, чтобы доставить себе наслаждение взирать на Россию как на какого-то людоеда XIX века».

Не так ли поступают на Западе и сегодня? По-моему, эти слова Тютчева, особенно про «людоеда» звучат весьма злободневно. Только вместо ХIХ надо писать ХХI века. Столетия летят, а в западной антироссийской пропаганде ничего не меняется.

Сохранился и такой интересный факт. В сентябре 1843 года всесильный начальник Третьего отделения граф Бенкендорф неожиданно пригласил к себе в имение на мысе Фалль близ Ревеля (нынешний Таллин) Тютчева, который направлялся по делам службы в Германию. Он сделал это, выполняя личное поручение императора Николая I. Царь прочитал одну из публицистических статей Тютчева, и ему понравились изложенные в ней мысли. Тогда-то император и поручил шефу жандармов немедленно найти автора и переговорить с ним.

Император был возмущен появившейся в то время книгой французского маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году». Ласково принятый в Петербурге коварный маркиз, вернувшись в Париж, написал злобный пасквиль, который буквально шокировал русское общество. В нем Россия изображалась, как мрачная и угрюмая деспотия, страна варваров и рабов. Царь решил, что на этот гнусный выпад надо дать ответ, сделать так, чтобы на Западе о России знали правду.

Беседа Тютчева с Бенкендорфом привела в конечном итоге к тому, что он был назначен чиновником по особым поручениям при госканцлере. Ему было поручено создание позитивного облика России на Западе и разрешены самостоятельные выступления в печати по политическим проблемам взаимоотношений между Европой и Россией.

Тютчев оказался одним из самых эффективных в мировой истории контрпропагандистов, который своим пером отвечал на потоки лжи и клеветы в западной печати. Его статьи и письма печатались во многих европейских газетах. Тютчев издал в Мюнхене брошюру, посвященную взаимоотношениям России и Германии, негодуя, что Россия, освободившая тридцать лет назад Европу от наполеоновского господства, подвергается ныне постоянным враждебным нападкам в европейской печати.

Он был «на дружеской ноге» не только с королями, местной знатью, но и с Гейне, Шеллингом, Гете, другими корифеями европейской культуры и в беседах с ними разъяснял суть российской политики. Вот вам конкретный пример и пропаганды, и контр-пропаганды, и «публичной дипломатии», причем усилиями одного человека.

«Победителя не судят» – эти слова, ставшие крылатыми, приписывают Екатерине II, которая сказала их, когда великий русский военноначальник А.В.Суворов был предан военному суду за штурм в 1773 году крепости Туртукай, предпринятый вопреки приказанию фельдмаршала Румянцева. Екатерина была права.

Но в историческом масштабе все происходит с абсолютно противоположным знаком. И более уместным становится другое изречение – 35-го президента США Джона Кеннеди: «У победы тысяча отцов, а поражение всегда сирота». Так он прокомментировал в 1961 году реакцию в США на неудачу с высадкой в заливе Кочинос (залив Свиней) на Кубе американского десанта. 

Сегодня многие хотели бы переписать историю, чтобы присвоить все лавры победы над фашизмом себе, принизить роль России. И для тех, кто учил историю, ничего нового и неожиданного в этом нет. Так было сто, двести, триста и так далее вглубь истории лет назад. И мы не имеем право молча созерцать эти процессы, не предвосхищая их и не нанося ответные удары.

Нравится нам или нет, но мы живем в эпоху войны, пусть информационной, но войны. А такая война требует стратегии и тактики, нанесения ответных и упреждающих ударов. Иначе, может произойти то, что в других странах, – а самое страшное в самой России, – вырастут поколения, которые действительно будут верить в то, что Вторую мировую войну против России выиграли американцы в союзе с немцами. А такие тревожные симптомы уже есть.

Но, чтобы подобное не произошло, и существует то, что теперь принято называть «мягкой силой», которая призвана сохранять и утверждать историческую правду. И вообще, господа, как говорил У.Черчилль, учите историю, ибо в истории находятся все тайны политической прозорливости.

Поделиться
2019-06-13T22:41:48+03:00Июнь 12, 2019|Новости|Нет комментариев